Оборонный комплекс: расходы максимальные — эффективность минимальная

26.04.2017

Россия выбилась в мировые лидеры. По расходам на вооружение мы на третьем месте после США и Китая. Россия опять решила соревноваться. 

Но США производят 24-27% мирового ВВП, а мы — лишь около 1,7-2,1%. В США только расходы на оборону в этом году составляют 611 млрд долларов (около 3% ВВП страны). Это в 12 раз больше российских расходов на оборону и в два-три раза (в зависимости от курса рубля) больше всех расходов нашего бюджета. 

Эти цифры красноречивы. Здесь нечего добавить. Понятно, к чему приведет стремление к паритету. 

Но ситуация в мире более чем напряженная, и сильная современная армия России, стране с самыми протяженными и нестабильными границами в мире, безусловно, жизненно необходима. 

Как же решать эту задачу? С одной стороны, мы чрезвычайно сильно отстаем по ресурсам, а с другой — современная армия нужна как воздух. Самый общий и точный ответ: России нужна эффективная экономика и мудрая внешняя политика. Но это темы для особого разговора. 

А если посмотреть на сегодняшний день? Оказывается, что дело прежде всего не в объеме финансирования военно-промышленного комплекса, а в эффективности затрат. Важно понимать, на что и как расходуются почти 70 млрд долларов из госбюджета, или 5,3% от ВВП страны. И здесь главная проблема. 

В последнее время федеральный бюджет достиг максимальной секретности за всю постсоветскую историю. Доля закрытых расходов в бюджете растет непрерывно с 2009 года, увеличившись с тех пор более чем в 2,5 раза. Уже в 2015 году доля секретных расходов составляла 20% (в бюджете США, например, лишь около 10%). В наших условиях это значит, что никто ничего толком проконтролировать не может и оценить эффективность секретных расходов невозможно. 

В результате бесконтрольности уже даже в Счетной палате признали, что 20% средств, выделяемых на гособоронзаказ, расходуются неэффективно. 

И в главной военной прокуратуре не раз обращали внимание на то, что общая кредиторская задолженность Минобороны непомерно велика. По итогам 2015 года она составила без малого 600 млрд рублей и выросла за год на 23%. Это более 40% всей кредиторской задолженности федеральных бюджетополучателей. 

Но это экономическая сторона вопроса. А есть прямое и наглое воровство. Военная прокуратура официально считает, что ущерб от преступлений, совершаемых в сфере организации питания российских военнослужащих, за два года превысил 1 млрд рублей.  

Систематически не выполняются госконтракты, связанные с созданием новой техники, ремонтом тяжелых вооружений, питанием военнослужащих, коммунальным хозяйством армии. При этом направляемые в ВПК деньги лежат в коммерческих банках под большие проценты. 

70% нашего военного бюджета занимает программа перевооружений. Но в процессе разработки новой техники цены постоянно увеличиваются. Причина — отсутствие конкуренции среди исполнителей гособоронзаказа. В созданной за последние 15 лет системе нет механизма принятия оптимальных решений. При этом в руководстве ВПК не ведется никаких обсуждений. Там нет людей, которые могли бы поспорить с начальством. 

Вот и получается, что расходы на оборону у нас относительно нашей экономики и ее потребностей  на медицину, образование, жилье и дороги — гигантские, а эффективность очень сомнительная.