Ширма как стратегия

07.05.2017

Кремлевский Центр стратегических разработок анонсировал предвыборную программу Путина. Экономический блок. 

В написании предвыборных программ президента с ЦСР состязаются Минэкономразвития, Столыпинский клуб и правительственная «Стратегия-2030». В итоге все программы (несмотря на их несовместимость) перемешают, а результат опубликуют от имени Путина. Однако никакой связи с реальностью и никакого другого смысла, кроме создания видимости для легковерных граждан, у этой программы «развития» не будет.  Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить программные обещания главы государства пятилетней давности и сравнить их с тем, что на самом деле произошло под его руководством.

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

Январь 2012-го, «Ведомости»,  «Нам нужна новая экономика», В. Путин: 

«Мы должны изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России. Демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов. Исключить из уголовного законодательства все рудименты советского правосознания, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников. Все экономические дела должны перейти из судов общей юрисдикции в арбитражные суды».

 КАК НА САМОМ ДЕЛЕ: 

Сегодня за аналогичные требования власть объявляет людей «пятой колонной», применяет против них репрессии, науськивает на них погромщиков. Именно превращение хозяйственных споров, часто надуманных, в уголовные дела стало одним из инструментов преследования инакомыслящих.

 

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

Еще из той же статьи. В.Путин: 

«Нельзя, чтобы основной капитал находился в руках нескольких человек».

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ:

Одним из самых ярких результатов политики нынешней власти стало как раз то, что «самые богатые 10% россиян (олигархи и приближенные к власти элиты – Г. Я.) владеют 87% всего благосостояния России. Это значительно выше ситуации во всех других крупных экономических державах. В последние годы доля среднего класса упала до микроскопического уровня – 4,1%. По количеству граждан, которых можно отнести к среднему классу, РФ вернулась в 2000 год, а по темпам, с которыми средний класс сокращается, Россия занимает первое место в мире» (журнал «Эксперт», данные Credit Suisse).

 

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

Кроме того, в 2012 году Путин обещал: 

«Средняя заработная плата по экономике вырастет в реальном выражении в 1,6–1,7 раза, почти до 40 000 руб. в ценах 2011 г. Номинально она, конечно, будет выше». 

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ: 

В 2016 году среднемесячная зарплата в России составила 36 тыс. рублей. И это при ценах 2016-го, а не 2011 года. За последние 5 лет (с апреля 2012-го по январь 2017 года) накопленная официальная (можно ли верить?) инфляция составила 49,72%. Условно говоря, то, что стоило 100 рублей, стало стоить 149,72 рублей, а сбереженные 100 рублей превратились в 66,79 рублей.

 

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

Касательно инноваций у президента тоже были планы: 

«Доля предприятий, внедряющих технологические инновации, должна вырасти к концу десятилетия с нынешних 10,5% до 25%».

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ: 

Этим планам также не суждено реализоваться. Вместо роста — спад: в 2015 году только 9,5% (около 2300) отечественных организаций промышленного производства внедряли и разрабатывали инновационные технологические решения.

 

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

В другой своей предвыборной статье, тоже в январе 2012 года («Известия», «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить»), кандидат в президенты России Владимир Путин обещал создать «25 млн новых, высокотехнологичных, хорошо оплачиваемых рабочих мест для людей с высоким уровнем образования». 

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ:

Вместо этого с 2012 по 2015 годы Россия потеряла 6,8 млн рабочих мест. По данным Росстата, в январе–мае 2016 года количество ликвидированных организаций превысило количество зарегистрированных на 12,1 тыс., или на 6%.

 

КАК ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ:

В той же статье в «Известиях» Путин намеревался решить проблему бедности: 

«10–11% наших граждан все еще остаются по своим доходам ниже черты бедности. По самым разным причинам. К концу текущего десятилетия эту проблему нам надо решить. Преодолеть бедность, неприемлемую для развитой страны».

КАК НА САМОМ ДЕЛЕ:

Согласно материалам Росстата, число россиян с доходами ниже прожиточного минимума в 2016 году достигло 19,8 миллиона человек. По сравнению с 2015 годом оно выросло на 1,5%. Согласно опросу РАНХиГС, результаты которого были опубликованы в середине марта 2017 года, почти 40% населения России денег хватает только на еду.

 

В итоге вместо всех красивых «программ развития» страна начала две войны, оказалась в международной изоляции, стала мишенью для санкций. Уровень жизни упал, экономический рост прекратился. И дело не в том, что обещания не удалось выполнить, а в том, что на деле проводилась политика, прямо противоположная всему, что декларировалось как предвыборные обязательства. 

Как в 2012 году, так и сегодня Путин не собирался и не собирается выполнять какие-либо предвыборные обещания и программы. Для него подготовка этих программ и декларация обещаний — один из ритуалов. Ради несменяемости власти можно пообещать что угодно. И поскольку политическая конкуренция уничтожена, свобода СМИ давно ограничена до минимума, парламентского контроля не существует, выборы без соперников превращены, по сути, в плебисцит о любви к «лидеру нации», проверить и спросить за невыполненные обещания у общества нет возможности. 

Кроме того, по отношению к нынешней путинской системе государственного управления понятие экономической стратегии вообще едва ли применимо. Созданная за последние 25 лет система власти-собственности сама и есть воплощение естественной для нее стратегии функционирования — как жесткая конструкция, реально обслуживающая интересы лишь примерно 15% населения страны, определяющая и логику бизнес-поведения ее субъектов, и логику государственных решений. Периферийное положение российского капитализма и его отношения с миром определяют характер и темпы накопления капитала, источники и направления инвестиций, равно как (в значительной степени) и их возможные объемы. 

Можно писать стратегии, можно не писать — все равно будет только то, что может быть при Путине: жестко авторитарная корпоративная коррумпированная система с империалистическими потугами и примитивной архаикой во всех сферах жизни. 

То, что правительственными экономистами задумывается и даже подробно разрабатывается в качестве долгосрочной стратегии экономического развития и структурных реформ, невозможно даже оценивать. Для университетского экономического семинара там много верного и интересного. Но какой от этой стратегии толк, если почти ничего из нее не может и не будет реализовываться? В итоге все сведется в лучшем случае к поддержанию определенных макроэкономических параметров, но скорее всего — к алхимии построения бесконечных сценариев, которые никак не могут изменить логику «периферийного капитализма» и привести к изменению модели развития. 

Очевидно, что в сложившейся ситуации сама возможность реализовать стратегию, способную обеспечить опережающий рост и развитие российской экономики, может появиться только при условии политических изменений и институционально-структурных реформ, а также активизации потенциала тех сегментов российского политического класса, которые заинтересованы в модернизации страны и общества, появлении внятной перспективы долгосрочного и успешного развития России. 

Что же касается множества «стратегий развития», претендующих на место в президентской предвыборной программе (на которые, кстати говоря, помощники Путина,  их разрабатывающие, получают немалые деньги из бюджета), все это — одна из имитаций, направленных на сохранение Путина у власти на неограниченный срок. Бурная деятельность по созданию все новых «стратегий развития/роста/ускорения/2010, 2020, 2030/государства 3.0» и так далее — лишь ширма. А за ширмой скрывают путь, которого нет.