«Наверху делают вид, что сажают друг друга»

Комсомольская правда 28.04.2017

Одному из самых известных российских политиков, который стал тяжеловесом еще в 1990 году в ранге вице-премьера России, исполнилось 65 лет. Однако он бодр, как всегда, оппозиционен и даже собирается побороться за кресло президента в 2018-м. Мы пригласили Григория Алексеевича в студию Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM).
 

«БОЛЬШИНСТВО НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ СВОЕЙ СТРАНОЙ»

«КП»:

- Григорий Алексеевич, с юбилеем вас.

Явлинский:

- Спасибо.

«КП»:

- Поздравляем и с решением баллотироваться в президенты. Третий раз на Кремль идете...

Явлинский:

- Мое решение твердое. В последний раз я участвовал в президентских выборах в 2000 году и занял третье место. В Москве за меня проголосовало 24%, в центральных округах - до 30%. Но сегодня, я считаю, момент очень важный, переломный. Другое дело - как устроены выборы. Во время голосования в Госдуму пришло 35% избирателей (хотя пишут 48%). Такого в истории новой России еще не было. По опросам, сегодня 61% людей не интересуются политикой, не интересуются своим государством, страной.

«КП»:

- Можно трактовать это по-другому. Все настолько хорошо, что мы доверяем начальству. Оно решает глобальные проблемы, а мы не отвлекаемся.

Явлинский:

- Россия на 129-м месте в мире по продолжительности жизни. И все, конечно же, чувствуют, что в стране очень хорошо (смеется). Или, например, мы на первом месте в мире по количеству смертей от онкологии. Или - я вам как экономист скажу - за два последних года на 32% выросли цены на продовольствие. Поэтому вы правы - все отлично!

«КП»:

- Так почему, по-вашему, люди не идут на выборы?

Явлинский:

- Не верят в них. Считают бессмысленными. Считают, что группа людей, которая при власти, никуда оттуда не уйдет. Они там наверху делают вид, что сажают друг друга, рассказывают, что борются с коррупцией, но все время дают понять - они не сдвинутся с места. Безразличие к власти - проблема столетней давности. Когда в 1917 году отрекся государь император и все стали бегать с красными бантами, ни один человек не вышел в защиту самодержавия. Потом Октябрьский госпереворот, а потом - самый главный - разгон Учредительного собрания, которое тоже люди не стали защищать. Причина - то самое «апатичное» настроение, которое тогда уже было тотальным.

«КП»:

- Но Совет Федерации уже внес поправки, которыми власть реанимирует доверие к выборам. Отменяют открепительные удостоверения, чтобы больше людей могло голосовать. А чтобы не было подтасовок, расширяют права наблюдателей, вводят законом видеокамеры на участках и обещают наконец сажать за «карусели».

Явлинский:

- Да, они пишут такие законы в потугах вызвать доверие. Эти изменения очень незначительные и не главные. Но они ведь как хотят сделать? Знаете, есть народное выражение - и рыбку съесть, и плыть на пароходе. Они хотят ничего не менять и в то же время сделать так, чтобы казалось - все меняется к лучшему.

«ДАЙТЕ ЧЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ - И БУДЕТ ВТОРОЙ ТУР»

«КП»:

- Говорят, что вы очень удобный спарринг-партнер для Путина. Победить у вас шансов нет, зато у власти появится повод сказать - выборы честные, есть у нас и либеральный кандидат.

Явлинский:

- Прекрасно! (Смеется.) Если один раз устроить честные выборы и честные дебаты, тогда мы бы посмотрели, что было бы. Тогда точно дойдет до второго тура. Дайте хотя бы один год на телевидении поговорить о российских проблемах в контексте выборов и смены власти! О том, что 30% молочных продуктов - фальсификат. Как живут старики в домах для престарелых. Зарплата учителей формально выросла на 5% за последнее время, а с учетом инфляции упала. Вот о чем был бы разговор-то!

«КП»:

- Ну вообще-то все это на экранах есть... А может, плюнуть уже на великую роль зомбирующего телевидения? Существует же интернет, соцсети, которые захватывают миллионную аудиторию легко и весело. Соцсети сейчас сопоставимы с любым Первым каналом.

Явлинский:

- Плевать-то предлагается нам, оппозиции. А не хочет ли власть сама плюнуть на телевидение? Вот пусть она плюнет, тогда мы посмотрим. А что касается соцсетей, они, конечно, могут вывести людей на площадь, но идею, ради чего выходить, через сети нельзя провести. Можно только крикнуть - выходим туда-то. А вот как наполнить это смыслом и содержанием?

«КП»:

- А телевизор разве это может?

Явлинский:

- Да! Потому что он сконцентрированный. Поэтому по всем каналам идет одно и то же. Но власти мало каналов. Ей нужны таблоиды, популярные сайты, и тогда все это вместе действительно меняет сознание людей. Это часть огромной пропагандистской машины.

«КП»:

- Но ведь история с молодежью, вышедшей на улицы в марте, доказывает обратное. Тот же Навальный смог именно с помощью интернета вытащить школьников на улицы. И даже заразить их идеей - «борьбы с коррупцией».

Явлинский:

- Да, но это к политике мало имеет отношения.

«КП»:

- Может быть, это и есть новая современная политика?!

Явлинский:

- А я вам расскажу, как работает такая политика. Выходят молодые люди, справедливо выходят, потому что вокруг действительно тотальное воровство. Они видят, что никто не хочет объясниться, никто не хочет на обвинения ответить. Протест справедливый. Я за этих людей переживаю и готов их защищать (мы, кстати, специальный правовой центр помощи открыли). Но надо помнить - самые большие неприятности для власти начинались с похожих вещей. В Киеве когда-то разогнали студентов, на улицы вышли их родители, и начался майдан!

Однако политика начинается тогда, когда не бунт, базар и веселуха, а предъявляется альтернатива. Не тогда, когда ты просто выходишь и кричишь «долой!». А чего долой-то? Вот говорят - долой премьера. Ну пожалуйста, вместо этого будет другой, из той же команды. Кто угодно. И что, жизнь по-другому будет устроена? Да ничего не изменится! И такой вид протеста - это бунт. В России бунты бывали часто. Бунт - это тоже часть политики, выход на поверхность недовольства. Но никакой созидательной части у этой затеи нет. Я считаю, что политика начинается тогда, когда в ней есть созидание. Когда вы вместо одного порядка хотите построить другой. Проводить другой курс, по-другому строить жизнь в стране…

«СИРИЯ - ЭТО КАПКАН»

Явлинский:

- Надо видеть - как иначе подойти к решению болезненных проблем. Например, прекратить войну в Сирии. За полтора года она стоила нам 85 миллиардов рублей. Что это такое? Это 400 детсадов на 200 мест. А мы вместо этого влезли в чужую гражданскую войну. Вот изменить это и есть политика!

«КП»:

- Давайте на тезис - контртезис. Сирия. Когда говорят про 85 или сколько угодно миллиардов, полезно помнить - это не пачки денег со счетов. Это и ракеты, бомбы, которые надо испытывать. Плюс наша авиация, ракетные войска получили (пусть это звучит цинично) хорошую школу. И получается - наша армия укрепилась благодаря Сирии. Почему бы этот фактор наших национальных интересов не учесть?

Явлинский:

- Полезно помнить, что у России выросли расходы на вооружение в полтора раза и на 30% сократилось финансирование здравоохранения. Интересные цифры, правда? И у меня другой взгляд на то, как должна совершенствоваться армия. Что в Афганистане получилось? Мы там совершенствовали-совершенствовали и в результате - страна разваливалась. Сирия - это капкан! Чем дольше мы там будем, тем больше потратим ресурсов.

«КРЫМЧАНЕ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ ЛЮДЬМИ ВТОРОГО СОРТА»

«КП»:

- Слушатели спрашивают - спросите его за Крым. Вроде же неглупый человек, зачем он придерживается такой непопулярной точки зрения, выступая против присоединения Крыма?

Явлинский:

- Я хочу, чтобы мы жили с вами в стране с признанными границами. И я не хочу, чтобы из 193 стран в ООН только 10 поддерживали позицию России. Политика изоляции - плохая политика. Все, что было сделано с Крымом, было сделано незаконно. Но есть способы навсегда решить эту проблему. Причем так, чтобы проявить уважение к тем людям, которые там живут. Мне, например, не кажется правильным, что крымчане чувствуют себя людьми второго сорта. У них по два паспорта, но по российскому они не могут уехать за границу. У них нет инвестиций, мало отдыхающих. Сейчас вообще Крым превратился чуть ли не в военную базу… Я люблю свою родину и хочу, чтобы в ней люди жили свободно и открыто. И мы обязаны жить в мире с нашими ближайшими и важнейшими соседями, такими, как Украина, Беларусь. Что же здесь неправильного? Зачем же ставить мою страну в положение, когда все кому не лень могут к ней применять санкции?

«КП»:

- Журналисты «Комсомолки» в Крыму были во время референдума в статусе официальных наблюдателей. Его жители совершенно единодушно рвались в Россию. И в том числе из соображений собственной безопасности. Ну, может, небольшая часть татарского населения осторожничала, а так все с радостными слезами на глазах шли. Со слезами! Вот как с этим-то нам быть? Мы тут с вами сидим и так хорошо решаем, а крымское население с ужасом думает - неужели нас опять Украине отдадут? Наш слушатель написал в начале передачи: «Приходит Явлинский к власти - что будет делать?» А когда Григорий Алексеевич высказался о Крыме, он же написал: «Да, с такими мыслями на выборы лучше не ходить».

Явлинский:

- Так он и не ходит. Люди, которые устроены так, у которых такие мысли, они и не приходят на выборы. Вот и все. Нужно созывать международную конференцию по Крыму с участием России, Украины, ЕС, США. Возможное решение такой конференции - провести референдум, который будет признан всем миром. Иначе крымчане так и будут жить на территории, всеми признанной аннексированной. Нужно взять и сказать - мы согласны на референдум под международным контролем.

«НАС ВСЕ ВРЕМЯ ХОТЯТ С КЕМ-ТО ПОЖЕНИТЬ»

«КП»:

- Наш слушатель пишет: «С таким мнением Явлинский только забирает голоса у других оппозиционеров, например у Навального». Вопрос - почему «Яблоко» и Навальный упрямо не вместе? Сейчас Навальный, а раньше это были Немцов, Чубайс… Все тот же вопрос вечный: единый либеральный блок в России возможен?

Явлинский:

- А я вот хочу спросить: в России существуют «Комсомольская правда» и другие издания - «Московский комсомолец», «Известия», Life News - почему вы не объединитесь?

«КП»:

- Мы объединимся, если нам надо будет…

Явлинский:

- Вот! Вам не надо. И нам не надо. Вы же пишете все одно и то же. У вас же одна позиция по ключевым вопросам. Почему вы не объединяетесь? А потому что у жизни есть нюансы. Потому что даже в этих условиях есть миллион человек, прошлой осенью проголосовавших за «Яблоко». Миллион! И это по официальным данным. Вот у вас какой тираж?

«КП»:

- Около полмиллиона ежедневный тираж. А у «толстушки» два миллиона.

Явлинский:

- Вот. И больше миллиона человек голосуют за позицию, которую приносит в русскую политику «Яблоко»… Понимаете масштаб?

«КП»:

- Стоп, но в итоге вы не проходите в парламент!

Явлинский:

- Не проходим.

«КП»:

- А если бы договорились с другими партиями, может, прошли бы?

Явлинский:

- У нас разный электорат.

«КП»:

- Вы уверены?

Явлинский:

- Конечно, разный. Все говорили - почему вы не объединяетесь с «Демократическим выбором России»? Где они теперь? Их нет. А «Яблоко» есть. Потому что мы не могли участвовать в той политике в 90-е годы, которая вела к распаду России. А нас все время хотели с ними поженить. Зачем?

«КП»:

- Наконец-то приятный для вас отклик слушателей: «Очень жаль, что господин Явлинский не Президент России. В России не любят умных, поэтому плаваем, извините, в…»

Явлинский:

- Спасибо большое.

 
ЗВОНОК В СТУДИЮ

Слушатель Денис:

- Господин Явлинский говорит об экономии денег для страны. Если он становится президентом, он свернет строительство Крымского моста? Для экономии. Или просто отдаст его Украине?

Явлинский:

- Если я стану президентом, то дороги в Крым будут построены за гораздо меньшие деньги. Потому что будут строить не мои друзья и товарищи, а те, кто делает это наиболее эффективным образом и за самые ограниченные средства. Это я обещаю. Всё будет делаться дешевле, качественнее, быстрее потому, что я не буду ничего должен никаким олигархам или дружкам.

НА ПОСОШОК

«Они хозяйскую руку сразу почувствуют»

«КП»:

- Наши слушатели пишут: «Не станет ли Явлинский просто очередным российским царем?»

Явлинский:

- Не мой характер является гарантией. Не то - хороший я человек или плохой. Гарантией является система. А система - это свободная пресса. Это реально независимые суды, которые могут вызвать любого министра, даже президента, и предъявить ему вопросы, на которые придется отвечать. За один день этого не сделаешь, но постепенно мы сделаем власть прозрачной и подотчетной гражданам.

«КП»:

- Это мы все знаем из учебника. Теперь смотрите, что в реальной жизни. Мощнейшие, порой людоедские лоббистские группировки, которые маму родную порвут за прибыль. Эти ребята и вас быстро зажмут. А то и застрелят, чего уж там, как начнете прижимать. Вы же еще и от охраны избавитесь в рамках демократии…

Явлинский:

- Конечно, в нашей стране могут убить кого угодно. Вон бывшего первого зампреда правительства России и бывшего депутата Госдумы (Немцова. - Ред.) - убили в ста метрах от Кремля…А что касается крупных лоббистских группировок, так они хозяйскую руку сразу почувствуют. С ними никто миндальничать не собирается. И если жестко с ними поговорить, то они будут точно делать то, что от них требуется. А кто не будет, с ними другой разговор. Они ведь друг другу конкуренты. А значит, их можно поставить на место. А заодно - на службу стране и на службу людям.

«КП»:

- Но и сейчас власть сопротивляется коррупции - пачками сажают губернаторов…

Явлинский:

- А что это за сопротивление коррупции, если, как вы говорите, сажают пачками? Значит, это не просто отдельные личности. Это система. Ее нужно делать другую.

«КП»:

- Это все красивые слова… Керенский тоже с благороднейшими устремлениями во власть пришел, народ носил его на руках… а потом чем-то похожий по количеству благих намерений Горбачев...

Явлинский:

- Я уже видел, как исчезла страна, в которой родился. И я больше никогда этого не допущу.